Sprache wechseln

Breadcrumbs

Холодный пот выступил на лбах археологов, когда их взорам предстала надпись на стене: «Содом и Гоморра» (В доме IX.1.26).

«И три слова были найдены, которые, кажется, превращают разрушение Помпей в божью кару - три простых слова, которые даже 2 000 лет спустя заставляют нас задуматься: «Содом и Гоморра»».[1]

Означает ли это, что уже в I веке н.э. жители Помпей были знакомы с Ветхим Заветом?

В книге доктора Пола Майера «Самые первые христиане» приводятся следующие результаты раскопок одного из домов в Геркулануме: «На втором этаже Casa del Bicentenario...есть ясные следы металлического креста, некогда висевшего на стене...» Доктор Майер делает следующий вывод: «Очевидно, крест является столь же древним символом христианства, как и рыба...».[2]

На стене действительно виден явный след от распятия. Под ним – тумбочка. Очень похоже на домашний алтарчик. Можно конечно предположить, что на стене висело зеркало или картина Леонардо да Винчи, но верится в это еще меньше. Куда же делось то, что висело на стене? Вариантов множество. Например: забрал с собой хозяин, в спешке выдрал из стены вместе с дюбелями самое ценное, что у него было - образа и распятие, или же там погрели руки поздние гробокопатели.

В любом случае, из-за недостатка исходной информации трудно сделать однозначные выводы. Стоит отметить, однако, что самое древнее изображение распятия в Италии на коробочке из слоновой кости датируют 420 годом н.э. Поэтому считается, что распятие, как и крест, получают свое распространение не раньше средних веков.

В Помпеях был найден и магический квадрат-палиндром ROTAS (CIL IV 8623), считающийся одним из признаков раннего крипто-христианства. С этим квадратом у специалистов возникли некоторые проблемы. В частности в нем встречается слово, похожее на кельтское -  AREPO, которое относят к более позднему периоду существования христианства, поэтому данный квадрат «списали» на все тех же мистических гробокопателей II-III вв.,[3] которые, видимо во время перекуров от нечего делать, расписывали стены христианскими крестословицами.

R O T A S

O P E R A

T E N E T

A R E P O

S A T O R

1 февраля 1756 Алькубьерре записывает в своем дневнике раскопок – «Один капрал с четырьмя юнгами, продолжили работы и нашли дверную петлю, два гвоздя, и 5 металлических стяжных скоб, с двумя кусочками свинца, а также керамическую лампу, с рельефным изображением креста.» (выделенно мной – Авт.)

В том, что эта лампа христианская, ни у кого не вызывало сомнений. Проблема заключалась лишь в том, что аналогичные лампы, как считается, появились не ранее четвертого столетия, поэтому ее присутствие в раскопе, отнесенного к столетию первому, объяснили принадлежностью лампы уже «знакомым» нам своей рассеяностью ранним гробокопателям, случайно там ими забытой.[4]

На стене дома неподалеку от театра (Regione VIII, insula 8), была обнаружена надпись:

«Methe Cominiaes Atellana amat Chrestum (c)orde (si)t utreisque Venus
Pompeiana propi
еtia et sem(per) concordes vivant»

Итальянцы перевели надпись так: «Methe Cominiaes di Atella ama Cresto; la Venere pompeiana di cuore sia benevole ad entrambi e vivano sempre concordi»

«Девушка Мете из Ателлы любит Хреста и обращается к Венере помпейской, чтобы она помогла им жить вместе долго и счастливо.»

В немецком же литературном переводе этой надписи уже появилась «актриса» и «рабыня»...

«Die Schauspielerin Methe, Sklavin der Cominia, liebt Chrestus. Möge den beiden die pompejanische Venus von Herzen gewogen sein, und mögen sie stets in Eintracht leben.»

Вот как! Уже можно писать роман...

Тогда, как дословно следует перевести так:

«Мете (Мета) Коминес Ателланская [всем] сердцем любит Христа и, возможно, обеим Венера Помпейская соблаговолит всегда жить [т.е. всю жизнь прожить] в согласии.»

В греческой мифологии, Мете – вакхическая нимфа пьянства, собутыльница Диониса, бога умирающего и воскресающего, как и египетский Осирис.
А может это слово следует понимать буквально, не как имя собственное, но как нарицательную характеристику персонажа, которому посвящена эпиграмма? Тогда то, что Христ здесь имя возлюбленного, а не нового христианского бога - большой вопрос. Если не враждебное, то насмешливое отношение большей части населения к первым христианам хорошо известно.

Помпеи и Остия. Два города, очень похожи друг на друга и оба канули в лету. Фотографии с раскопок Остии легко перепутать с фотографиями раскопок Помпей. Помпеи погибли в результате извержения вулкана, Остия, как считается, в результате землетрясения двести лет спустя.

Ostia

 Одна из улиц Остии.

Интересно, что не только Помпеи, Остию, но и  Рим пришлось в свое время откапывать от «культурных», достаточно толстых, более 3 метров, наслоений, якобы накопившихся за 1600 лет. Но как же быть тогда с римскими дорогами, оставшимся на прежнем уровне не только в сельской местности, но и в самом Риме? В частности знаменитая римская дорога Виа Аппиа в черте города плавно переходит в современный асфальт, не превратившись за тысячелетия в своеобразный городской туннель.

И еще, Остия находится всего в нескольких километрах от Рима. Если Остия погибла от сильного землетрясения, как мог выстоять соседний Рим? Может причиной заката Рима были не набеги варваров, а сильнейший природный катаклизм, разрушивший в одночасье всю инфраструктуру, водоснабжение, коммуникации, вызвавший панику, огромные человеческие жертвы и, как следствие, через апокалипсис, обращение к христианству, чей пробил звездный час?

В античных источниках сомнительного происхождения Остия, в связи с христианством упоминается неоднократно, не говоря уже о легендах, в которых первых христиан - мучеников, так или иначе, связывают с этим городом. Поэтому кажется особенно поразительным, что в Остии не нашли никаких археологических свидетельств новой веры вплоть до условных слоев четвертого столетия. Создается впечатление, что город в это время оставался абсолютно языческим.

В 1976 году за пределами Остии, в нескольких сотнях метров к югу от городской стены была найдена Basilica di Pianabella, которую датировали четвертым веком. Скорее всего исключительно на основании того, что под полом этой базилики находились 25 погребений, базилику отнесли к христианскому храму, просуществовавшему в этом качестве вплоть до девятого столетия. Получается, что не только в Помпеях первого века нашей эры, но и в Остии, которая «под брюхом» у папы римского, как минимум до четвертого века не замечено практически никаких свидетельств развитого христианства. А если еще и исключить найденую базилику, сомнительного предназначения..?!

Отсутствие явных признаков развитого христианства в Помпеях первого века н.э., естественно, ни у кого не вызывает никаких эмоций, но отсутствие таковых в городе, погибшем в начале века семнадцатого – это уже чересчур! Но это только на первый взгляд кажется абсолютно невозможным. Известно, что король Неаполя Фердинанд I и его сын (будущий Альфонс II) были отлучены папой Иннокентием VIII от церкви, что естественно не способствовало распространению христианства в Неаполитанском королевстве на рубеже XV-XVI веков.

Первые церкви строились, как сектантские, за пределами городов, на выселках, как базилика в Остии. Даже  Ватикан в Риме находится за городской чертой. Поэтому в самих Помпеях, скорее всего, никакой церкви не было, а ближайшая церковь возникла при одном из береговых укреплений на побережье - Торре Аннунциате вместе с маленьким монастырем. В окрестностях Неаполя, в частности, мне не удалось найти ни одной церкви, документально старше XVI века. Самая старинная церковь региона Chiesa della SS. Annunziata ai Cappuccini с прилегающим монастырем была построена в 1568 году.

В связи с этим вполне можно предположить,  что христианство в XVI веке, только лишь начинает укрепляться в качестве монопольной религии Западного полушария. Извержение Везувия, гибель тысяч людей, как «божья кара» за лупанарии и многобожие вне всяких сомнений косвенно способствовали утверждению христианства в данном регионе. Процесс смены религии мог быть длительным, а может, благодаря природным катаклизмам, и скоротечен. Недаром на одной из гравюр над разбушевавшимся Везувием вдруг проявилась назидательная физиономия епископа.

Другой нюанс, это отсутствие в Помпеях привычных нам христианских символов. Мы привыкли к мысли, что христианские символы чуть-ли не ровесники христианства, что апостолы разошлись по миру с крестами на плечах и с иконами под мышками и, переждав «непогоду» в катакомбах, в массовом порядке начали строить церкви. Но было ли так на самом деле? Обратите внимание на фотографии первых церквей, встроенных в бывшие языческие храмы. Водружались ли на них кресты одновременно с «подселением»?

Antonia-Faustina

Храм Антонина и Фаустины на римском форуме, превращенный в церковь Св. Лоренцо

Даже, если так.  В Помпеях были базилики, достаточно высокие, чтобы верхние их части оставались на поверхности после извержения. Может там и находились кресты-символы, утилизованные последующими поколениями вместе с надземными стройматериалами. Если принять гипотезу широкомасштабного становления христианства только в XVI веке, то и неразвитость христианской символики, такой с какой мы сталкиваемся в Помпеях, вполне будет объяснима.

Кстати, для интересующихся зародышевым христианством в Помпеях, метрах в пятистах к северу от крепостных стен находится древняя церковь (Chiesa della Giuliana) весьма интересного архитектурного стиля, я бы даже сказал византийско-арабского, без крестов, очень обожженная и сегодня заброшеная. По внешнему виду эта церковь весьма похожа на четырехнефовую раннехристианскую крестово- купольную (в форме равностороннего креста) базилику. Своим фундаментом она стоит не выше первоначального помпейского уровня. Ни в одном из путеводителей и местных церковных инвентарах она, как ни странно, не упомянута.

Chiesa della Guiliana

 Юлианская? Церковь близ Помпей.

 



[1]  Lissner, Ivar, Brownjohn  J. Maxwell, The Living Past. Kessinger Pub Co, 2007

[2]  Maier,  Paul L. The Very First Christians, Concordia Pub House, 2001

[3]  Étienne, Robert, Pompeji — Das Leben in einer antiken Stadt. Reclam, Stuttgart, 1974

[4]  Garrucci, Raffaele,Questioni Pompeiane, Tipografia di G. Cataneo. Napoli, 1853 

alexamenos

При перепечатке и публикации ссылка на сайт обязательна © 2007-2013 Andreas Tschurilow

В двух словах...


    «Во что бы то ни стало устройте старым теориям достойные похороны; хотя мы должны позаботиться, чтобы в этой поспешности не был похоронен живым ни один из раненых».

     Сэр Уильям Флиндерс Петри